4 октября 2021 года 00:00:00

Публикация СРО в СМИ. 04.10.2021. ЗА СОХРАННОСТЬ ИМУЩЕСТВА ДОЛЖНИКА ОТВЕЧАЕТ АРБИТРАЖНЫЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ

ЗА СОХРАННОСТЬ ИМУЩЕСТВА ДОЛЖНИКА ОТВЕЧАЕТ АРБИТРАЖНЫЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ
Как показывает судебная практика, заключение договора хранения с третьими лицами не снимает с арбитражного управляющего ответственности за сохранность вверенного ему должником имущества.

Ответственность арбитражного управляющего по сохранности имущества банкрота регулируется нормами п. 2 ст. 20.3 Закона о банкротстве. Согласно им арбитражный управляющий в деле о банкротстве обязан принимать меры по защите имущества должника и несет самостоятельную обязанность действовать в интересах должника и кредиторов добросовестно и разумно, а также обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.

Нормы Закона о банкротстве императивно обязывают временного, конкурсного и финансового управляющего принимать меры, направленные на обеспечение сохранности имущества должника, целью которых является не только предупреждение совершения третьими лицами в отношении объектов, включенных в конкурсную массу должника, действий уголовно наказуемого характера, а любых несанкционированных действий (посягательств) третьих лиц в отношении имущества должника.

Следует отметить, что конкретных мер по обеспечению сохранности имущества должника, а также оснований их применения Закон о банкротстве не содержит, следовательно, арбитражный управляющий в каждом конкретном случае должен действовать, исходя из необходимости, основываясь на принципах добросовестности, разумности, приоритета интересов должника, кредиторов и общества.

Нередко в рамках дел о банкротстве должник и кредиторы несут убытки из-за утраты имущества, за счет которого можно было исполнить обязательства. При этом под убытками, причиненными должнику, а также его кредиторам, понимается любое уменьшение или утрата возможности увеличения конкурсной массы, которые произошли вследствие неправомерных действий (бездействия) арбитражного управляющего.

С арбитражного управляющего можно взыскать убытки за утрату имущества должника даже при наличии действующего договора хранения в отношении данного имущества, заключенного арбитражным управляющим с третьим лицом, либо самим должником.

Так, в одном из дел о банкротстве конкурсный управляющий, в обоснование выполненных им мер по охране имущества должника, ссылался на заключение договора ответственного хранения имущества должника с третьим лицом (общество с ограниченной ответственностью). Договор предусматривал ответственное хранение 26 единиц техники и транспортных средств, принадлежащих должнику и находящихся в залоге у банков, а также свободных от залога.

Согласно договору хранитель принял на ответственное хранение и обязался обеспечить сохранность имущества, возвратить его в надлежащем состоянии и нести ответственность за его утрату, недостачу или повреждение независимо от своей вины, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы. Выплата вознаграждения за хранение имущества и возмещение необходимых расходов на хранение имущества договором не была предусмотрена.

Судами трех инстанций было установлено, что у привлеченного хранителя не имелось возможности обеспечить сохранность имущества, поскольку охранная деятельность не входила в сферу его деятельности. Исходя из характеристик залогового имущества, его хранение предполагало наличие у хранителя необходимых условий для обеспечения сохранности имущества (территория, сторож и т.д.). Кроме того, у привлеченной организации отсутствовала заинтересованность в сохранности указанного имущества, поскольку в соответствии с условиями договора хранения общество не получало прибыли от несения бремени хранения имущества.

Суды пришли к выводу о ненадлежащем исполнении арбитражным управляющим обязанностей по обеспечению сохранности имущества должника, в результате чего произошла утрата имущества должника, поскольку конкурсным управляющим был заключен договор хранения с обществом, которое не предоставляло охранные услуги и не располагало возможностью осуществлять охрану имущества должника.

Суды подчеркнули, что, действуя разумно и добросовестно, конкурсный управляющий должен был проявить заботливость и осмотрительность при выборе хранителя, проверить соответствующую квалификацию привлекаемого лица, его опыт, возможность реального оказания услуг; обязан был контролировать деятельность хранителя и проверять с необходимой периодичностью надлежащее исполнение привлеченным лицом услуг по хранению имущества должника, что в данном случае не было сделано конкурсным управляющим и привело к потере контроля над сохранностью имущества и созданию условий для его утраты.

Отдельно стоит отметить, что не является препятствием для взыскания убытков с арбитражного управляющего наличие судебного акта об обязании хранителя вернуть утраченное имущество.

Довод конкурсного управляющего о том, что он не является надлежащим ответчиком по делу, судами был отклонен, поскольку в силу пункта 2 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан принять все необходимые и разумные меры, достаточные для обеспечения сохранности имущества, в том числе в случае привлечения третьих лиц.

Наличие договора хранения не освобождает арбитражного управляющего от проверки наличия и надлежащего хранения имущества и обеспечения его сохранности. С указанной позицией согласился Верховный суд РФ в своем определении № 309-ЭС19-22125(2) от 20.01.2020г. по делу № А07-12647/2015.

В целях исполнения обязанности по сохранности имущества арбитражным управляющим предоставлено право на привлечение третьих лиц, в том числе профессиональных хранителей, обеспечивающих сохранность имущества должника и получающих вознаграждение за счет конкурсной массы.

При этом передача возложенных на арбитражного управляющего Законом в деле о банкротстве обязанностей на иных лиц не освобождает его от ответственности, предусмотренной пунктом 4 статьи 20.4 Закона о банкротстве (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 3 (2016), утвержденной Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19.10.2016).

В другом деле о банкротстве финансовый управляющий не исполнил обязанность по обеспечению сохранности шести зданий складов, находящихся в залоге у банка, в результате чего объекты недвижимости были утрачены. С финансового управляющего на основании решения суда были взысканы убытки в размере стоимости утраченного имущества.

Финансовым управляющим с должником был заключен договор ответственного хранения, согласно которому на ответственное хранение должнику было передано недвижимое имущество, что подтверждалось актом приема-передачи. Довод финансового управляющего в обоснование выполненных мер по охране имущества должника на заключение договора ответственного хранения имущества с должником и необходимости предъявления требований к должнику как хранителю был отклонен судом, в том числе и по причине того, что должник, находясь в процедуре банкротства, не мог обеспечить должным образом сохранность имущества.

Суд отметил, что, действуя разумно и добросовестно, конкурсный управляющий должен проявлять заботливость и осмотрительность при выборе хранителя, проверяя соответствующую квалификацию привлекаемого лица, его опыт, возможность реального оказания услуг.

К числу неправомерных действий со стороны арбитражных управляющих судебная практика относит также передачу на ответственное хранение имущества без заключения соответствующего договора.

Так, в одном из дел о банкротстве конкурсный управляющий передал имущество на ответственное хранение бывшему директору должника. При этом договор хранения имущества с бывшим руководителем должника не заключался, в материалах дела имелась лишь расписка в инвентаризационной описи о передаче имущества бывшему директору.

Впоследствии имущество, переданное на ответственное хранение, было утрачено. Кредитор обратился в суд с заявлением о взыскании с конкурсного управляющего стоимости утраченного имущества. Суд квалифицировал действия конкурсного управляющего как недобросовестные и неразумные, и взыскал с арбитражного управляющего убытки.

Судом не приняты во внимание доводы конкурсного управляющего о том, что ответственность за сохранное имущество лежит на бывшем директоре должника, поскольку в данном случае факт передачи имущества хранителю был оформлен ненадлежащим образом (без заключения договора хранения).

Наличие в инвентаризационной описи имущества должника расписки бывшего директора должника о том, что именно он является ответственным лицом за сохранность указанного имущества, не исключает ответственность конкурсного управляющего и его вину в неоформлении надлежащим образом факта передачи имущества (незаключение договора хранения), в необеспечении надлежащего хранения имущества должника, включенного в конкурсную массу. При этом факт нахождения имущества должника на хранении у бывшего директора не оспаривался ни заявителем, ни самим бывшим руководителем.

Суд пришел к выводу, что арбитражный управляющий, как профессиональный участник дела о банкротстве, обязан действовать разумно и добросовестно, заключая договор хранения с заинтересованным по отношению к должнику лицом. Он был обязан предусмотреть негативные последствия в виде возможной утраты имущества.

Кроме того, конкурсным управляющим не было проверено, как будет обеспечиваться сохранность имущества, имеются ли у бывшего руководителя должника возможности для осуществления охраны имущества должника должным образом. Исходя из характеристик имущества должника, его хранение предполагало наличие у хранителя необходимых условий для обеспечения сохранности имущества.

В Пензе информацию о любых аспектах процесса банкротства можно получить, обратившись в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих «Лига», которая действует в городе с 2004 года. Здесь работают настоящие профессионалы в этой сфере.


Вступающим в Ассоциацию

Реквизиты расчетного счета для взноса в КОМПЕНСАЦИОННЫЙ ФОНД. 

Получатель: Ассоциация "Саморегулируемая организация арбитражных управляющих "Лига" (СРО АУ "Лига")

ИНН 5836140708 КПП 583601001

Банк: Филиал Приволжский ПАО Банк «ФК Открытие»

р/с 40703810390082100007

БИК 042282881

к/с 30101810300000000881

Основание платежа: Членские взносы на формирование Компенсационного фонда. Без налога (НДС)


Реквизиты
Реквизиты расчетного счета для оплаты ЧЛЕНСКИХ ВЗНОСОВ.

Получатель: Ассоциация "Саморегулируемая организация арбитражных управляющих "Лига" (СРО АУ "Лига")

ИНН 5836140708   КПП 583601001

Банк: Филиал Приволжский ПАО Банк «ФК Открытие»

р/с 40703810990080000185

БИК 042282881

 к/с 30101810300000000881

Основание платежа: Членский взнос.